Официально
Главная / Новости / Официально

Владимир КАРАНИК: «У каждого района есть потенциал для развития»

10.08.2021
Официально
 О региональной перезагрузке и новой аграрной стратегии, западных санкциях и подушке безопасности, лидском феномене и запуске инвестиционного цикла, туристическом межсезонье и о том, почему попытки вбить клин между жителями области обречены на провал, – в эксклюзивном интервью с председателем Гродненского облисполкома.

 – Владимир Степанович, глава государства неоднократно акцентировал внимание на том, что регионы должны развиваться с учетом конкурентных преимуществ. Речь по сути о региональной специализации, способной придать той или иной территории устойчивое развитие. Как этот процесс идет на Гродненщине?

– Ситуация в разных районах отличается, но потенциал для развития есть везде. Основная задача – грамотно оценить его: положение дел с кадрами, конкурентные преимущества и так далее. С учетом этих особенностей формируются региональные программы, в которых определены приоритетные направления развития конкретной территории. Прежде всего смотрим, где возможно с наименьшим вложением средств добиться наибольшего эффекта.

Есть районы с хорошо развитой индустрией, которые являются центрами промышленного развития. Это в большей мере касается наших крупных городов Гродно и Лиды, где сконцентрированы предприятия машиностроения, химической промышленности. В ряде достаточно крупных районов получила динамичное развитие переработка сельскохозяйственной продукции, в модернизацию мощностей которой за последние годы вложено довольно много средств. Сейчас убедились: эти подходы были абсолютно правильные. Потому что если взять переработку молока, 70 % молочной продукции поставляется на экспорт, то есть мы получили целую экспортно ориентированную отрасль. И она на Гродненщине не одна такая.

Для ряда районов, где основной вид деятельности – сельское хозяйство, разрабатываются региональные программы финансового оздоровления предприятий, имеющих проблемы с экономической эффективностью. Таких порядка 10–15 %. В рамках этих программ намерены оказывать как финансовую поддержку, так и проводить структурные изменения.

Или вот пример северных районов области – Островецкого, Ошмянского и Сморгонского.

Для Островца якорным проектом явилось строительство Белорусской атомной станции. Оно коренным образом изменило экономику района, стимулировав его быстрое развитие. Появились дополнительные рабочие места, значительно обновилась социальная инфра­структура.

В соседнем Сморгонском районе успешно действует свободная экономическая зона «Гродноинвест». СЭЗ формирует 28 % промышленного производства области, почти половина его в прошлом году создана на индустриальных площадках Сморгонщины. Активно развивается деревообработка и производство мебели, машиностроение. Идет строительство предприятия по переработке хлопка. Это мощный региональный производственный кластер!

Естественно, реализация столь крупных экономических проектов может вызвать дефицит рабочей силы в соседнем Ошмянском районе. Второй немаловажный фактор, который надо учитывать: здесь находится крупнейший в стране погранпереход. Поэтому основные усилия планируем сконцентрировать на развитии транспортно-логистической деятельности и сельском хозяйстве. В рамках реализации данной стратегии с целью создания более привлекательных условий для перевозчиков, не так давно заработала электронная очередь для большегрузных автомобилей. Запустили программу финансового оздоровления предприятий сельского хозяйства.

И так в каждом районе – скрупулезный, выверенный анализ положения дел, определение тактики и стратегии с учетом региональных особенностей и имеющегося потенциала.

Небольшой Свислочский район все время был в числе сельскохозяйственных. Но его главные преимущества – приграничное расположение, наличие железной дороги с европейской колеей. Сдерживающим фактором развития до недавнего времени являлась недостаточно развитая инфраструктура. С целью исправления ситуации в рамках государственной инвестпрограммы осуществляется строительство электрической подстанции. Это дало возможность начать реализацию еще двух инвестиционных проектов: строительство дерево­обрабатывающего завода и расширение возможностей транспортно-логистического центра как перевалочного пункта между Востоком и Западом. Они станут основными драйверами экономического роста и устойчивого развития для данной территории. Президент справедливо заметил, посещая недавно Свислочский район: перспективный край, которому требуется грамотная стратегия, нацеленная на опережающее развитие.

Должен сказать, что по итогам 2020 года ВРП составил 100,1 %. Нам в очень непростых условиях на фоне пандемии, турбулентности на внешних рынках, общественно-политических событий удалось не допустить падения и обеспечить стабильную работу экономики региона.

Пять месяцев этого года демонстрируют рост на уровне 5,5 %. Причем «растет» как промышленность, так и сельское хозяйство, видим чистую прибыль по районам и положительное сальдо внешнеторговой деятельности. Из-за ковидных ограничений в других странах пока не восстановились в полной мере туризм и сфера услуг, транспортно-логистическая деятельность. Но задел этого года, созданный промышленностью и сельским хозяйством, вселяет оптимизм: по мере снятия ковидных ограничений появится возможность ускорить рост экономики региона за счет восстановления наиболее пострадавших отраслей.

– А как же санкции так называемого коллективного Запада? С ними-то как быть?

– Это в некоторой степени создает дополнительные трудности для наших предприятий, в первую очередь, химической промышленности. Разработаны компенсирующие мероприятия, есть необходимые резервы для сохранения стабильной работы.

Считаю, все эти санкции не имеют никакого отношения к заботе о гражданском обществе. Во многом это недобросовестная конкурентная борьба, бесцеремонные попытки выдавить с привычных рынков сбыта наших производителей, которые за счет качества и конкурентоспособной цены на свою продукцию завоевали признание за пределами Республики Беларусь. Рейдерские захваты под видом заботы о белорусском народе – это очень двуличная политика, мягко говоря. Но это реалии нашего времени.

– На недавней встрече с идеологическим активом области вы говорили о том, что главная задача сейчас – запуск нового инвестиционного цикла. Можно подробнее об этом?

– Это та задача, которую поставил Президент: минимум один крупный инвестиционный проект на область плюс два-три небольших в каждом районе. Сегодня инвестиционный портфель складывается достаточно неплохо. Продолжается реализация инвестиционного проекта по строительству нового азотного комплекса в ОАО «Гродно Азот». Недавно началось возведение уникального завода по выпуску стекольной продукции в СЭЗ «Гродноинвест» на индустриальной площадке в районе «Аульс». Здесь же создается инновационное производство изделий из синтетических полимеров. Реализуется еще один значительный инвестпроект: строится завод по выпуску жидких удобрений, которые пользуются особым спросом у фермерских хозяйств. Новые производства дают предпосылки для создания целого кластера химической промышленности под Гродно.

В районах тоже сформирован достаточно неплохой портфель инвестиционных проектов. Прежде всего, это касается сфер деревообработки и мебельного производства, переработки сельскохозяйственной про­дукции.

Характерная особенность последних лет: инвесторы активно пошли в сельскохозяйственный бизнес. Очевидно, у них есть уверенность, что созданные в Беларуси условия, когда мерами господдержки одинаково пользуются как предприятия с долей государства, так и частные, дают возможность зарабатывать деньги на земле. И мы это приветствуем, ведь таким образом повышается экспортный потенциал региона, увеличиваются налоговые поступления в местные бюджеты, а также это вклад в продовольственную безопасность страны. Практически в каждом районе есть те, кто готов вкладываться в сельское хозяйство.

Но все-таки крупнейшим инвестором является государство. Меры поддержки и сельского хозяйства, и промышленности у нас очень значительны. Но государство – это не спонсор. Это инвестор, который, вложив деньги, вправе рассчитывать на их максимально эффективное использование, что позволит не только вернуть потраченные средства, но еще заработать в виде налогов, отчислений, акцизов и т. д. Это дополнительные рабочие места, зарплаты людей, наполняемость бюджета – то, от чего напрямую зависит реализация социальных программ.

В 2020 году в расходной части бюджета Гродненской области социальная сфера занимала 67,7 %. Задумайтесь: практически 70 % тратится на образование, здравоохранение, социальную политику, культуру и спорт. Это опять же к вопросу о том, на кого в первую очередь направлены санкции – на мифический «режим» или на простых людей! Попытка санкционным давлением снизить наполняемость бюджета прежде всего негативно отразится на социально незащищенных слоях населения – пенсионерах и инвалидах, на работе учреждений здравоохранения и образования.

Сейчас эти издержки мы компенсируем за счет того, что ранее была проведена большая работа: и в 2020-м, и за пять месяцев нынешнего года бюджет области исполнен с профицитом. Доходы позволяют не только выполнять все социальные обязательства, но и формировать «подушку безопасности», позволяющую защитить экономику региона от каких-то внешних шоков.

– В списке 11 административно-территориальных единиц с численностью населения 80 тысяч человек и более, которые Президент поручил развивать ускоренно, единственный район Гродненщины – Лидский. Оправдались ли большие виды на Лиду спустя два года?

– Экономика и развитие таких крупных и сложных регионов, как Лидский район, – работа на долгосрочную перспективу. Мы не настраивались на получение моментального результата. Чего удалось добиться? Улучшения качества жизни жителей Лидского района за счет совершенствования социальной инфраструктуры. Появились новые спортивные объекты. Модернизировали Лидскую центральную районную больницу, планируется строительство еще одного корпуса. Существенные позитивные изменения произошли в сфере образования. Улучшилось качество дорог. В этом смысле мероприятия ускоренного развития выполнены в полном объеме. И работа эта продолжается: строится жилье, объекты социальной инфраструктуры.

Что касается развития потенциала промышленности и сельского хозяйства, то определенный эффект есть: многие предприятия показывают устойчивое улучшение своего экономического состояния. Но, безусловно, есть еще над чем работать. Полагаю, более значительные результаты можно будет увидеть в ближайшие 3–4 года. Примечательно, что инвестором преобразований в лидском регионе выступает не только государство. Многие объекты, которые казались уже безнадежным долгостроем, за последние два года приобрели частные инвесторы и начали активную работу по вовлечению их в хозяйственный оборот.

– Гродненщина заслуженно славится своими сельскохозяйственными достижениями и традициями. Тем не менее в области постоянно ищут новые пути и подходы, чтобы повысить эффективность аграрной отрасли. На чем сегодня сосредоточены главные усилия?

– Иногда говорят: вклад сельского хозяйства в валовой региональный продукт (ВРП) области всего лишь 14 %, не слишком ли много внимания ему уделяете?.. Но сельскохозяйственное производство нельзя рассматривать изолированно от других направлений экономической деятельности. Если еще «посчитать» и переработку, то это уже 36–38 % ВРП. Плюс сопутствующая транспортно-логистическая деятельность... То это почти половина экономического потенциала области.

Основная задача здесь – повысить экономическую эффективность, в первую очередь, работы на земле. Сегодня это уже не только высокая миссия обеспечения продовольственной безопасности страны, но и возможность иметь хороший доход. У нас, к примеру, крепкие сельхозпредприятия в прошлом году получили от 13 до 15 млн рублей чистой прибыли.

Следующий этап – переработка. Разрабатываем дальнейшую стратегию отрасли, исходя не только из того, что способны произвести, главное – какую продукцию мы можем выгодно продать. Это целенаправленная комплексная работа, которой активно сейчас занимаемся. Во главу угла ставим эффективность производства из расчета на тонну сырья. Взять, к примеру, молочную промышленность. Если переработка тонны молока в одни продукты дает шесть долларов чистой прибыли, а, переработав этот объем в другие, получим 103 доллара, то понятно, какое направление нужно развивать. Особенно с учетом того, что производство молока в Гродненской области ежегодно растет на 7–8 %.

По предприятиям, не показывающим впечатляющие экономические результаты, идет оценка причин такого положения. Укрепляется материально-техническая база, но только под конкретные проекты и возвратными ресурсами. Такое финансовое стимулирование под контролем, думаю, позволит абсолютному большинству предприятий сельского хозяйства и переработки выйти на безубыточную работу. Наша задача – создать такие условия, чтобы в аграрном секторе Гродненщины убыточных организаций не было.

Когда мне говорят, что у нас зона неустойчивого земледелия, парирую: современные агротехнологии позволяют в хороший год получить хорошую прибыль, а в плохой год – плохую. Но предприятий, которые в хороший год имеют маленькие убытки, а в плохой год – большие, в нашей области быть не должно.

– С удивлением узнал, что каждое четвертое белорусское яблоко – из Принеманского края...

– И каждый четвертый белорусский килограмм свинины тоже из Гродненской области. Для многих пока несколько удивительно, но наши сельхозпредприятия являются активными игроками на рынке выращивания и продажи черешни, клубники, голубики. Направление «овощи–фрукты» активно развивается, и структура растениеводства на Гродненщине достаточно быстро меняется. Главными остаются две задачи – обеспечить кормами животноводство и получить с гектара земли наибольшую прибыль.

– За время безвиза на Гродненщине, мне кажется, окончательно убедились, что весомой составляющей в экономике региона может быть туризм...

– Из-за пандемических ограничений эта отрасль больше всего пострадала. Но в наших условиях мы трезво оцениваем ее потенциал: он очень большой. Поэтому, образно выражаясь, это туристическое межсезонье используем для его укрепления. Ведется большая работа по возрождению памятников архитектуры. Разрабатываем новые маршруты. Гродно становится пилотным проектом по совершенствованию работы с туристами – создается сеть информационно- туристических центров. Теперь они будут не только точками притяжения для туристов, но и для представителей бизнеса, работающих в этой сфере. Это концентрация всей рекламной продукции, карта гостя Гродненской области, предоставляющая определенные льготы и скидки на всей территории Принеманского края. Так совместными усилиями создаем туристический бренд Гродненщины. У него уже, кстати, есть логотип и девиз – «Легенды нараджаюцца тут». Под этим слоганом будем продвигать различные направления туристической деятельности. Это касается историко-культурного, экотуризма, промышленного туризма – у нас немало предприятий, которые вызывают у туристов интерес и желание их посетить.

– Большая программа по восстановлению ис­торико-культурного наследия, несомненно, тоже способствует повышению туристической привлекательности Гродненщины. Но эта работа требует немалых финансовых вложений...

– Хочу отметить, что в рамках госпрограммы выделены крупные средства на сохранение историко-культурного наследия страны в целом и нашей Гродненщины в частности. Считаю, очень правильный подход. Эту землю мы не получили в наследство от своих отцов, мы ее взяли взаймы у наших детей и внуков. Поэтому должны передать ее как минимум не в худшем виде, чем теперь имеем.

Сейчас в этот процесс активно включается частный бизнес. На уровне правительства уже обсуждался вопрос о преференциях для тех, кто дает новую жизнь историко-культурным ценностям. Думаю, будут решения, которые простимулируют данный процесс. А инвесторы есть и, я надеюсь, появятся новые.

– Вы часто на встречах, в интервью говорите о важности диалога местной власти с населением, необходимости его расширять. Наверное, это неслучайно?

– Некоторые в понятие диалога вкладывают участие в уличных акциях с громкими криками, намекая, что в первую очередь надо говорить с ними и на их условиях. А меня в медицине учили: когда ты работаешь в очаге, в первую очередь обращать внимание не на тех, кто громко кричит, а на тех, кто молчит. Потому что это наиболее пострадавшие.

Мы столкнулись с тем, что часть инициативных, законопослушных людей не могут донести свои рациональные предложения, потому что плохо осведомлены, как это делается, или считают такие попытки малоперспективными. Либо просто стесняются. Чтобы стимулировать население высказывать конструктивные идеи и видеть плоды их реализации, в стране формируется фонд поддержки гражданских инициатив. Кстати, о нем впервые заговорили на диалоговой площадке в Гродно. Думаю, в этом году он заработает и в нашей области. Основная идея фонда заключается в организации частно-государственного партнерства.

Нередко мы видим, как детские и спортивные площадки возле новых домов буквально через год-два разрушаются при полном попустительстве местных жителей. Наверное, если ты не вложил во что-то частичку души, труда либо денег, то вряд ли будешь пристально смотреть за его сохранностью.

А что, если рассмотреть такой вариант решения проблемы: допустим, жильцы считают, что нужно благоустроить придомовую территорию. Собралась инициативная группа, и мы обсуждаем: либо часть средств они соберут сами, а недостающую сумму предоставит государство, либо жильцы готовы внести свой вклад в виде труда, а власть поможет материалами и техникой. Можно смело утверждать, что при таком раскладе отношение людей к своему дому, двору в корне поменяется. Да и власть почувствует свою ответственность перед ними. Это частный, «незначительный» вроде пример. Но, считаю, в таком конструктивном направлении необходимо расширять наш диалог с обществом.

– В этом году страна впервые отметит День народного единства. Наверное, в каждом более-менее крупном поселке и городе на Гродненщине есть улица 17 сентября. Это говорит о том, какое важное значение имело событие более чем 80-летней давности для жителей западного региона...

– В Гродно, к примеру, улица 17 сентября существует с советских времен. Как и улицы, названные именами офицеров Красной армии, проявивших мужество и героизм при освобождении Западной Белоруссии.

Если обратиться к истории, то народ был разделен – и не по этническому принципу, а в результате вооруженного конфликта. Поэтому для нас 17 сентября – это символ объединения белорусского народа. Причем мы не дружим против кого-то. В период с 1921 по 1939 год белорусской культуре и языку на Гродненщине, мягко говоря, не сильно давали развиваться. В советские времена и в годы независимости удалось сформировать межнациональный и межконфессиональный мир, и это обязательно следует ценить и сохранять.

Помню, у нас в классе и белорусы, и поляки, и украинцы учились. И никто никогда не ставил вопрос о национальности. Мы воспитывались в таком духе: если у представителей одной конфессии праздник, а кто-то идет выбивать ковры, то это вызывало общее порицание. Считалось невежливым по меньшей мере. Нас учили уважать чувства друг друга и вместе отмечать праздники друг друга.

Из-за геополитических амбиций отдельных политиков белорусам очень часто приходилось расплачиваться собственными жизнями. Наш народ настрадался и просто хочет жить в мире. И нам это удается. У нас всегда было это единство, а все разглагольствования о «польском вопросе», «литовском вопросе» и т. д. – по сути, попытка вбить клин между жителями области.

У нас есть школа, где набирают классы с польским языком обучения. Было два, в прошлом году в связи с большим наплывом желающих открыли три. Сейчас, оценив количество детей, которых родители отправили на подготовительные курсы, а это 50 человек, формируем два класса с польским языком обучения и третий – белорусско­язычный с углубленным изучением польского языка и литературы, культуры соседнего государства.

– И понятно, какие телеграм-каналы тут же стали истерить об ущемлении прав нацменьшинств...

– В политике, дипломатии есть понятие паритета. Мы специально этот вопрос изучили. В Польше есть так называемая белорусская школа. Так вот вся ее «беларускасць» – это три часа «беларускай мовы» в неделю и факультативное изучение белорусской литературы, искусства в 10–11-х классах. А преподавание остальных предметов идет на польском языке. А у нас, почувствуйте разницу, физика, математика и все остальные предметы преподаются не на одном из государственных языков, а на польском языке.

Я понимаю, почему наши западные соседи возбудились. Рейтинг белорусского образования по результатам тех же международных олимпиад очень высок. Порядка 70 % выпускников нашей школы с польским языком обучения поступают в польские вузы – таким образом там за наш счет готовят специалистов для своей экономики. А мы должны думать о 30–40 % выпускников, которые остаются в Беларуси и могут иметь проблемы со сдачей ЦТ на государственном языке.

Мы в первую очередь должны заботиться о правах наших людей и создавать условия, чтобы все имели равные возможности продолжить образование у нас или в любой другой стране. А не «выдавливать» их в Польшу, потому что к ним приходит понимание, что в собственной стране они менее конкурентоспособны. Причем это делается за наши бюджетные деньги. И еще кто-то позволяет высказывать какие-то надуманные обвинения в ущемлении прав нацменьшинств.

Никогда раньше на этом не акцентировали внимания, но посмотрите, сколько поляков, русских, украинцев у нас занимают руководящие посты в государстве. А сколько белорусов находится на аналогичных постах в Польше? Риторический вопрос.

Поэтому давайте не будем искать соринку в нашем глазу, а вы, панове, бревно из своего достаньте! А потом учите нас работе с нацменьшинствами. Каждый гражданин должен знать государственные языки. Если кто-то желает учить польский язык, то для этого созданы все условия. А перевести все образование на польский язык – это, по-моему, мало относится к нацменьшинствам. Это беспардонное желание переложить бремя расходов на подготовку специалистов на чьи-то плечи.

Помните, Президент говорил, что у нас нет нацменьшинств, у нас есть наши поляки, к которым мы относимся как к полноправным гражданам Республики Беларусь, которые живут на этой земле и вложили много труда и сил в ее процветание.

– Прошел почти год, как вы стали руководителем области. Что пока еще не получилось?

(Улыбается.) Это не у меня надо спрашивать, а у жителей Гродненщины. И в масштабах области год, наверное, не тот период, чтобы подводить какие-то итоги.

Главное – нам удалось сохранить стабильную экономическую ситуацию, согласие в обществе. В полной мере пока не получилось перезапустить новый инвестиционный цикл. Но видим, что надо делать в этом направлении, и есть уверенность, что пройдет немного времени – и все получится!

– По медицине не скучаете?

– В медицину можно прийти, но уйти из нее полностью нельзя. По-прежнему знакомые и близкие со мной советуются по медицинским вопросам. Как и раньше, у меня есть возможность участвовать в дискуссиях на медицинскую тему. С теплотой вспоминаю этап врачебной работы, но, с другой стороны, два раза войти в одну реку нельзя...

– Спасибо за интересный разговор!

Беседовал Игорь Гончарук
К списку